?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Амазонки Америки
bvsv wrote in amazonky
М.О.Косвен, Амазонки // Советская этнография, 1947, 2-3:

"Новая глава истории амазонской легенды начинается с открытием Америки.

Уже Колумб (1446-1506) во время первого своего путешествия услыхал от араваков, одной из туземных народностей Антильских островов, об острове населенном одними женщинами. Известие это по всей видимости, крайне заинтересовало великого мореплавателя. Об этом свидетельствует ряд записей в судовом журнале, относящихся к концу путешествия, когда Колумб уже стал направляться в обратный путь, а именно, записи от 13, 14, 15 и 16 января и 14 февраля 1493 г. Содержание этих записей сводится к следующему. По словам индейцев, как раз по пути Колумба на восток находится остров «Матинино» (туземное название острова, получившего впоследствии название «Мартиник»), населенный целиком только женщинами, без мужчин (toda poblada de mugeres sin hombres), причем на этом острове имеется много золота. Вблизи острова «Матинино» расположен остров «Кариб» (современное название «Доминик»), тоже богатый золотом. Колумб решил пойти к этим островам и взять несколько их обитателей, в особенности этих женщин, с собой, чтоб отвезти королю и королеве. Однако, адмирал все же усомнился, хорошо ли знают индейцы-проводники, хотя и подтверждавшие эти сведения об островах Матинино и Кариб, туда дорогу, с другой стороны, он не мог больше задерживаться... При всем том, отмечает журнал, адмирал был уверен, что этот «остров женщин» (isla de las mugeres) действительно существует, и рассказывал, что в известное время года его обитательниц посещают мужчины с острова Кариб, что если эти женщины рожают мальчиков, то отсылают их на остров мужчин, если же это девочки, то оставляют у себя. Сообщение об обнаруженном в «Индиях» острове женщин и его обитательницах, с некоторыми подробностями, включил Колумб и в свой знаменитый отчет о первом путешествии, написанный, как полагают, еще на корабле, на возвратном пути, а затем подвергнутый широкому распространению 16.



Образы амазонок не оставляли великого мореплавателя и во время его второго путешествия, о чем в свою очередь свидетельствует одна из записей судового журнала. Здесь рассказывается, что когда в апреле 1496 г. испанцы стали высаживаться на острове Гваделупе (в группе Малых Антильских островов) они встретили энергичное сопротивление туземцев. Высадившись, испанцы захватили десять женщин с тремя детьми. Одна из этих женщин, которую журнал титулует «кацикшей или госпожей» (caciqua о signora), отчаянно сопротивлявшаяся при ее взятии в плен, сообщила, что весь этот остров принадлежит женщинам, что это были именно женщины, препятствовавшие высадке, что четверо мужчин случайно находившиеся здесь, были с другого острова, имея обыкновенье приезжать в известное время года для сожительства с ни ми, и что так же живут женщины с острова «Матримино». И здесь журнал записывает, что адмирал полагал, что эти женщины вероятно имеют такие же обычаи, как это рассказывается об амазонках, и что о том же. видимо, сообщали индейцы17.

В свете приведенных данных можно считать вполне вероятным, что именно в связи с этими известиями об амазонках находится название «Девичьи острова», «Islas Virgines» (современные географические названия - Virgin islands, Виргинские острова, Jungferininseln), данное Колумбом особой северо-западной группе Малых Антильских островов 18.
С 1517 г. начинается плавание вдоль восточных берегов американского материка, приводящее к открытию Юкатана и Мексики. Вслед за Кордобой, открывшим в 1517 г. Юкатан, в 1518 г. посылается Хуан Грихальва, доставивший первые сведения о стране Анахуак (Мексике). Капеллан этой экспедиции Хуан Д и а с, рассказывая о кратковременной высадке испанцев в одном из пунктов побережья Юкатана, пишет: «Мы обнаружили на одном мысе очень красивую башню, в которой, как нам сказали, обитают женщины без мужей. Полагают, что они являются потомками амазонок» 19 Иное сообщение принадлежит участнику походов Кордобы, Грихальвы и Кортеса, известному автору «Истории завоевания Мексики», Берналю (собств. Бернардо) Д и а с у дель К а с т и л ь о (1492—1581). Описывая начало экспедии Кортеса—плавание вдоль Юкатана в марте 1519 г., Диас сообщает, что испанцы обнаружили на одном мысе четыре храма, в которых находилось много идолов, причем все они представляли собой изображения больших женщин, почему испанцы назвали это место «Мысом женщин» (Punta de las mugeres) 20. С этими же ранними плаваниями испанцев у побережья Центральной Америки связано очевидно и наименование маленького островка, находящегося у северо-восточной оконечности Юкатана, по ныне именуемого «Островом женщин" (Isla Mujeres). Выразительный отклик на эти и вероятно другие им подобные сообщения составляет появление на современных географических картах, начиная с 1520 г, а затем на картах 1524, 1527, 1529 и 1538 гг обозначения близ берегов Америки «мыса» или «острова, женщин": p.point de magieles, y. (ysola) de mueres, у. de myjeres, и "девичьих островов" (insulae delle pulzellc).21

Сообщение Колумба об острове «Maтинино» воспроизвел в несколько измененном варианте первый историк открытия Америки Петр Мартир (1457-1526) в своих знаменитых письмах о вновь открытом материке, дважы еще подтверждая это сообщение ссылками на других участников путешествия. В другом месте Мартирпишет, что близ берега "Колуакан" (название Мексики в эпоху открытия Америки) расположен ряд островов, населенных только женщинами, живущими как амазонки. Иные думают,- говорит Мартир, что это - весталки но говорят, что существуют и настоящие амазонки. «Я думаю,- заключает Мартир,— что это басня» 22 .

Отныне амазонки, их остров или страна становятся, наряду с золотом, жемчугом, источником молодости и прочими чудесами «Индий» предметом напряженных искании и вместе с тем своего рота миражем конкистадоров: «страна амазонок, этих Гесперид испанцев XVI века»— замечает Г. Банкрофт 23.


При отправлении в свой поход на завоевание Мексики Эрнандо Кортес (1485—1547) получил прямое указание губернатора Кубы Диэго Веласкеса искать, наряду с разными монстрами, и амазонок24. С открытием Тихого океана тому представились новые возможности, и не лишено вероятия, что соответствующее указание дал Кортес отправленной им в 1523 г. на юг, к побережью океана, в район современной Гватемалы, экспедиции Кристобаля Олида. В своей реляции Карлу V, от 15 октября 1524 г., Кортес, говоря об этой экспедиции, между прочим доносил, что, по словам местных касиков, в их владениях находится остров, населенный только женщинами, которых время от времени посещают мужчины с материка. Когда у этих женщин рождаются девочки, они их оставляют, мальчиков же изгоняют. Остров этот находится в 10 днях пути, и некоторые мои люди, пишет Кортес, бывали там. Говорят, что этот остров богат золотом и жемчугом. «Я постараюсь,— заключает Кортес,— собрать все сведения и представлю вашему величеству полное донесение по этому делу» 25. Амазонки с их богатствами сыграли несомненную роль и в самовольном походе соперника Кортеса Нунья де Гусмана в 1529-1530 гг. в тот же примерно район, где был Олид. Обращаясь в свою очередь с донесением к Карлу V 8 июля 1530 г. Гусман писал между прочим, что вскоре имеет в виду найти амазонок, находящихся в 10 днях пути. «Говорят.—пишет Гусман,—что они богаты, считаются жителями этой страны богинями, более белы, чем другие женщины, и вооружены луками, стрелами и щитами. В определенное время года они вступают в связь со своими соседями - мужчинами и, как говорят, родившихся мальчиков убивают,а девочек оставляют»26. Упоминание о походе Гусмана «на поиски амазонок» (en demanda de las Amazonas) находим также в одном исходящем от конкистадоров Мексики письме от 30 марта 1531г.27 Еще один документ тон же эпохи — королевский патент от 26 июня 1530 г. на присвоение герба с оружием некоему Иерониму Лопес в Мексике, перечисляя разнообразные труды и заслуги награждаемого, трудности и опасности, которым он подвергался, упоминает и о его участии в походе к побережью Южного океана «на поиски амазонок" (еn demanda de las Amazonas)28.

Мы видим таким образом, что поиски амазонок составляют во всяком случае заметную статью интересов и устремлений конкистадоров Мексики, что эта тема входит в донесения королю, что эти поиски поощряются и награждаются наряду с другими «подвигами».

Открытие Америки «открывает» вскоре еще одну страну амазонок, локализирующуюся на севере Южной Америки, в бассейнах рек Амазонки и Ориноко.

Первые появившиеся в литературе известия об этих южно-американских амазонках явились результатом похода сподвижника покорителя Перу Франциско Писарро, Франциско Орельяна (1511— 1546), совершившего в 1541 г. впервые путешествие по р. Амазонке до ее устья. Единственный, принадлежащий непосредственному участнику, отчет об этом походе был составлен монахом Гаспаром де Карвахаль (род. ок. 1504 г.). Как рассказывает Карвахаль, испанцы уже в начале своего путешествия получили от одного индейского вождя известие, что вниз по реке живут амазонки, обладающие большими богатствами. Через некоторое время испанцы действительно вступили, судя по заявлениям индейцев, во владения амазонок. Индейцы говорили, что они — подданные амазонок и платят им дань. В одной битве, которую испанцам пришлось вести, рассказывает далее Карвахаль, на стороне индейцев виднелись 10—12 женщин, с большой храбростью сражавшихся в первых рядах в качестве начальников, причем эти женщины побуждали к бою и мужчин, и, если те показывали спину, то тут же их убивали. Женщины эти были очень высокого роста, очень белы, носили длинные волосы и пр. В дальнейшем испанцы путем расспросов одного пленного индейца получили следующие сведения об амазонках. Пленный заявлял, что много раз бывал у амазонок, так как относил им дань. Амазонки занимают свыше 70 селений. Они не имеют мужей, но если придет нужда, то вступают в войну с соседями, берут в плен мужчин и держат их, пока не забеременеют, а затем отпускают не причинив вреда. Родившихся мальчиков убивают или отсылают к отцам, девочек обучают военному делу. Все эти амазонки подчиняются одной правительнице. В ее владениях много золота и серебра, все знатные женщины едят на золотой и серебряной посуде. В столице этой страны имеются большие каменные здания, богато украшенные храмы, в которых стоят золотые и серебряные изображения женщин и т.д.29

Один из наиболее ранних литературных откликов на экспедицию Орельяна принадлежит иснанскому историку Франциско Лопес де Гомаро (1511 - ок. 1560). Говоря в своей "Истории Индий" об открытии Ореляно, Гомаро заявляет, что отчет его «полон лжи» 30 «Одно из его наиболее экстравагантных утверждений, - пишет Гомара - это заявление, будто на реке находятся амазонки, с которыми он якобы сражался. Что женщины в тех местах берутся за оружие и сражаются - это не новость, и они так же поступают и в других местностях. Но я не верю, чтоб какая-либо женщина прижигала или отрезывала бы себе правую грудь, чтоб удобнее стрелять из лука, ибо они и так отлично стреляют. Столь же невероятно, что они убивают или изгоняют сыновей и живут без мужей. И другие, помимо Орельяна, рассказывали ту же басню об амазонках с того времени, как были открыты Индии, но никогда подобная вещь не была видана и никогда не будет видана. Из-за этого обмана некоторые уже пишут и говорят «река амазонок»31, я много партий собираются туда отправиться»32.



Совершенно иначе отнесся к открытию страны амазонок в Южной Америке известный французский географ XVI в. Андре Теве (1502— 1592), сам побывавший в Бразилии в 50-х гг. Ссылаясь на рассказ об экспедиции одной партии испанцев из Перу к Тихому океану, Теве сообщает, что испанцы доехали до страны амазонок. «Могут сказать,— пишет Теве,— что это не амазонки, но что до меня, то я их считаю таковыми, поскольку они живут точно так же, как жили амазонки Азии. Амазонки, о которых мы говорим, удалились на жительство на несколько маленьких островов, служащих им как бы крепостями, и ведут постоянные войны, будучи постоянно осаждаемы врагами». Сделав затем экскурс на тему об античных амазонках и возвратившись к американским амазонкам, Теве продолжает: «Амазонки живут раздельно от мужчин, которые посещают их лишь редко, по ночам, тайно. Живут они в маленьких хижинах и пещерах в скалах, питаются рыбой, дичью, кореньями и плодами. Мальчиков убивают сейчас же по их появлении на свет или передают отцам, девочек оставляют у себя. Находясь обычно в войне с каким-либо народом, они весьма бесчеловечно обращаются с пленными, подвешивая их за ногу к ветке дерева а затем убивают стрелами. Во время битвы эти амазонки испускают ужасные крики, чтобы устрашить врага». «Вопрос о происхождения амазонок Америки,—пишет далее Теве,—трудно решить. Одни полагают, что они распространились по всему миру после падения Трои другие, что они из Греции переселились в Африку, а оттуда были изгнаны одним жестоким королем». Когда амазонки, заключает свой рассказ Теве, увидели странных для них испанцев, они собрались в течение менее трех часов в числе от 10 до 12 тысяч, девушек и жен щин, совершенно нагих, но с луками и стрелами, и стали выть... Ими было пущено несколько стрел, и испанцы отступили и удалились.33

Начиная с этих первых известий об амазонках Южной Америки, сообщения и рассказы о них фигурируют в длинном ряде описаний, последовавших за экспедицией Орельяна путешествий в район Ама зонки и Ориноко. Одним из наиболее выразительных в этой серии яв ляется рассказ немца-конкистадора, бывшего в Бразилии с 1534 по 1554 гг., Ульриха Шмидель (1510—1579). Описывая посещение племени «шеру» (?) в районе р. Параболь, Шмидель рассказывает:"Король спросил нашего начальника, куда мы направляемся и какова цель на шего путешествия. Начальник ответил, что мы ищем золота и серебра. Тогда король подарил корону весом примерно в полторы марки, золотой слиток длиной в ладонь, шириной в попознну то-го и несколько других предметов из серебра. Он сказал что больше у него нет и что он добыл это когда-то в войне с амазонками. Мы были весьма приятно поражены, услыхав об амазонках и их великих богатствах. Мы поспешили спросить, далеко ли находится их страна и мож-но ли туда добраться водным путем. Король ответил, что туда можно попасть только по суху и что пути туда два месяца. Лишь только король сообщил нам эти сведения, мы решили отправиться к амазонкам".

«Амазонки,- пишет далее Шмидель,- имеют только одну грудь и принимают посещения мужчин только три или четыре раза в год. Если у амазонки рождается мальчик, она отсылает его к отцу, если же это девочка, оставляет у себя и выжигает ей правую грудь, чтобы она с большим удобством могла стрелять из лука, ибо амазонки очень храбры и ведут войны со своими врагами. Эти женщины живут на острове, на который можно попасть только на лодках. Там не видать ни золота, ни серебра, но оно находится в большом количестве на твердой земле, обитаемой мужчинами. Эта последняя нация очень могущественна». Дав такое, явно противоречащее его прежнему рассказу, описание амазонок, Шмидель повествует далее о попытке конкистадоров дойти до амазонок, попытке, не удавшейся ввиду необычайного разлива рек34.

Мы включаем в наш обзор, хотя данный сюжет имеет особый характер , рассказ еще одного конкистадора, фламандца Педро Д е Магаланес деГандаво (род. в 1540 г.). бывшего в Бразилии около 1572г. Гандаво рассказывает о женщинах, которые дают обет целомудрия и не желают знать мужчин. Они не признают занятий своего пола в во всем подражают мужчинам: ходят на войну, вооруженные лу ком и стрелами, и наравне с мужчинами участвуют в охоте. Каждая из этих женщин имеет в своем услужении индианку, с которой живет в супружестве 35.

Большое впечатление произвел в свое время и своеобразную роль сыграл в судьбе автора рассказ знаменитого английского азантюриста Вальтера Рали (1552—1618), отправившегося в экспедицию в Бразилию в поисках баснословной страны золота — Эльдорадо, а также - амазонок. Знакомый, очевидно, с прежними сообщениями об американских амазонках, Рали говорит, что он стремился узнать правду об этих воинственных женщинах и расспрашивал о них туземцев. Пере давая собранную им информацию и повторяя прежние версии, Рали отмечает, что у амазонок имеются большие запасы золотых изделий, но отрицает, что амазонки отрезают себе правую грудь36.

Из ряда сообщений об амазонках, появившихся в XVII в., наиболее значителен рассказ патера Кристобаля Акунья (1597—1675), участника экспедиции португальца Педро Тейхейра, повторившего сто лет спустя после Орельяна, в 1639 г., путешествие вниз по течению р. Амазонки. Акунья рассказывает, что по пути он получал сведения об амазонках, причем сведения эти подтверждали данные, полученные раньше различными миссионерами от туземцев. Известия эти сводились к тому, что в этой стране существует район, населенный женщинами-воинами, живущими без мужчин, с которыми они сближаются лишь в определенное время года. Женщины эти живут в селениях, обрабатывают землю и добывают своим трудом все им необходимое. Акунья подчеркивает, что рассказывает только то, что слыхал сам собственными ушами и о чем тщательным образом расспрашивал во все время пути. При этом оказалось, что одна и та же версия широко распространена по всему району Амазонки. Не может быть, рассуждает Акунья, чтобы, если бы это было неправдой, одинаковый рассказ повторялся на различных языках у ряда разных племен. Особенно подробные сведения об амазонках получены были Акунья у племени тупа-намба, и патер вновь повторяет подробности о том, как эти женщины встречаются с мужчинами, дочерей оставляют у себя, а мальчиков отдают отцам, по другим утверждениям, убивают, и т. д. В стране амазонок, заключает свой рассказ Акунья, скрыты сокровища, которые могут сделать богатым весь мир 37.

Не остаются без внимания американские амазонки и у путешественников XVIII в. Совершивший в 1735—1745 гг. большое путешествие по Южной Америке французский астроном, академик Шарль-Мари Ла Кондамин (1701—1774), рассказывает, что, будучи знаком с сообщениями Орельяна и Акунья, он на всем пути по р. Амазонке расспрашивал туземцев об этом народе женщин. Туземцы говорили, что дей ствительно слыхали о существовании такого народа от своих отцов, передавали некоторые подробности и давали кое-какие указания oтносительно того, как можно найти этих амазонок. В рассказе Кондамина есть одна черта, мелькающая и у более ранних авторов. Внимание французского академика привлекли встречавшиеся в довольно большом количестве у туземцев пластинки или фигурки из зеленого нефрита, которыми туземцы чрезвычайно дорожили, считая их амулетами, оберегающими от разных болезней. Туземцы говорили, что они получили эти «камешки» от своих отцов, которые в свою очередь получили их от племени "женщин без мужей". Относясь ко всем этим рассказам туземцев с достаточным доверием, Кондамин выражает лишь сомнение в том, что амазонки сохранились до настоящего времени и полагает, что либо они были покорены, либо им наскучило их уединение и они соединились с каким-нибудь другим племенем. Но если, говорит Кондамин, и не окажется возможным найти современные следы этой республики женщин, то это не значит, чтобы таковой не существовало никогда. Ибо если амазонки существовали вообще, то это было именно в Америке, где жалкая судьба женщин могла дать им мысль уйти из-под ига своих мужей-тиранов и жить независимо38. Идея, как увидим, своеобразно воспринятая последующей трактовкой амазонской легенды.

Несмотря на то, что Кондамин подошел к вопросу об амазонках с некоторой критичностью, рассказ его вызвал в свое время немало насмешек. Здесь уже сказался скептический восемнадцатый век.
И все же, с новым свидетельством о наличии племени женщин в Южной Америке выступил италианский миссионер Филиппо Сальвадоре Джилии (1721—1789), подвизавшийся в районе р. Ориноко. Ссылаясь на существующие, начиная с Орельяна, показания, в частности на Кондамина, и возражая против скептицизма последнего, Джилии убежденно и энергично отстаивает действительность существования амазонок на р. Ориноко и посейчас. С своей стороны Джилии рассказывает, что, расспрашивая о том, какие племена жизут в данном районе, он услыхал название «Айкеам — бенано», что означает: «женщины, живущие одни». При дальнейших расспросах индейцы подтвердили, что такое племя действительно существует, и рассказали следующее. Женщины эти крайне воинственны и, вместо того, чтобы,— замечает от себя Джилии,— прясть, как это делают наши женщины, занимаются изготовлением сарбаканов (вид так называемого духового ружья.— М. К.) и другого военного оружия. Раз в год они принимают мужчин из соседнего племени «вокеари», а когда почувствуют себя беременными, дают им в подарок сарбаканы и отсылают домой. Родившихся мальчиков убивают, девочек же оставляют для продолжения рода. Заявив, что приведенный им рассказ туземцев вполне заслуживает веры, Джилии заключает: «Мое мнение, что эти женщины существуют и сейчас»39.

Интерес к американским амазонкам стойко сохраняется и в дальнейшем , и вопрос о них продолжает привлекать внимание путешетвенников по Южной Америке в Х1Х в. вместе с тем для некоторых по прежнему остается открытым вопрос, существуют или по крайней мере существовали ли в прошлом эти американские "женщины без мужей."
Знаменитый ученый и путешественник Александр Гумбольт (1769-1859), путешествовавший по Южной Америке в1799-1802 гг, рассказывает, что когда он вернулся в Париж, его часто спрашивали, каково его мнение об этой легенде и в частности о рассказе Кондамина. Останавливаясь на этой теме, Гумбольдт разбирает сообщения своих предшественников, в особенности Кондамина, и в свою очередь сообшает, что нашел у туземцев Риу Негро зеленые камини, известные под названием «камней амазонок», относительно которых туземцы говорили что эти камни происходят из страны «женщин без мужей" или «женщин, живущих одни». Подытоживая рассказы об американских амазонках, Гумбольдт отмечает, что ранние путешественники по Америке имели вообще манеру переносить на туземцев те черты, которые греки находили у варваров. Это обстоятельство сказалось и в окраске рассказов об американских амазонках. Вместе с тем, повторяя трактовку Кондамина, Гумбольдт высказывает предположение, что в различных местах Америки женщины, удрученные рабским положением, в котором их держали их мужья, соединились, желание сохранить свою независимость сделало их воинственными, они изолировались и лишь принимали визиты своих соседей, быть может не так регулярно как об этом рассказывает легенда. Эти подлинные факты, происходившие в различных местностях, были затем объединены в одной легенде, которая была расцвечена античными мотивами. С другой стороны, толкует Гумбольдт, в создании этой легенды сыграло роль и воинственное поведение туземных женщин, которые нередко в отсутствии своих мужей храбро сами защищали свои жилища 40.

Критически отнесся к американской версии амазонской легенды немецкий естествоиспытатель Карл-Фридрих-Филипп Марциус (1794—1868), путешествовавший по Бразилии (совместно со Шпиксом) в 1817—1820 гг. Дав в описании своего путешествия сводку старых рассказов об американских амазонках и высказав свое критическое отношение к этим рассказам, Марциус в позднейшей специальной работе «О правовом состоянии туземцев Бразилии» высказался за то, что все рассказы европейцев на данную тему имеют литературное происхождение, соответствующие же рассказы туземцев подсказаны самими европейцами. Останавливаясь в свою очередь на описании «амазонских камней», Марциус считает, что связывать их с амазонской легендой нет оснований 41.

И все же в рассказе более позднего путешественника по Южной Америке, Рихарда Шомбургка (1811 — 1891), бывшего в Британской Гвинее в 1840—1844 гг., сказывается, правда, глухая, попытка еще раз проверить, не существуют ли эти пресловутые амазонки в действительности. Шомбургк свидетельствует, что хотя он, как и его брат (знаменитый Роберт Шомбургк, также путешествовавший в тех же местах), не нашел амазонок, традицию об этом племени женщин он встретил широко распространенной среди народностей макузи и араваков, причем каждое племя называло в качестве местонахождения «вирисамока», как туземцы называли этих «женщин без мужей», другую местность, обычно такую, где рассказчики никогда не бывали. Один аравакский главарь рассказывал Шомбургку, что его, главаря, брат однажды посетил этих «вирисамока» и получил от них в подарок зеленый камень; женщины эти сами обрабатывают землю, принимают мужчин только один раз в год, мальчиков убивают и пр. Тот же рассказ Шомбургк слыхал от многих туземцев, но при этом подобно первому рассказчику, никто не видел амазонок caм, а это всегда приписывалось деду, отцу или другому родственнику, уже умершему. В заключение Шомбургк высказывает мнение, что вся эта легенда имеет своим основанием воинственный характер женщин некоторых туземных племен.

Пространное истолкование амазонской легенды попытался дать знаменитый естествоиспытатель Альфред Уоллес (1823-1913), со вершивший путешествие по Амазонке и Риу Негро в 1848 г. Останавливаясь в свою очередь на вопросе о происхождении рассказов об амазонках, Уоллес указывает, что обыкновение молодых индейских воинов носить длинные волосы, украшать себя ожерельями и браслетами из раковин и выщипывать волосы бороды делает их похожими на женщин. «Учитывая это,—пишет Уоллес,—я положительно держусь того мнения, что история об амазонках возникла в связи с этими женоподобными воинами, которых встретили ранние путешественники. Я склоняюсь к этому мнению потому впечатлению, которое они произвели и на меня самого, причем только при ближайшем рассмотрении я увидел, что это мужчины. Поскольку к тому же верхняя часть их тела и грудь были закрыты щитом, который они всегда носят, я убежден, что всякий, кто видел их впервые, мог решить, что это женщины... Единственное возражение против этого объяснения,—продолжает Уоллес,— это то, что у туземцев существует традиция о народе «женщин без мужей». Однако, я лично не мог найти никакого следа этой традиции и полагаю, что она возникла целиком путем внушения, будучи вызвана подсказками и расспросами самих европейцев. Когда история об амазонках впервые появилась, она стала, конечно, вoпpoсом, который все последующие путешественники стремились проверить и, при возможности, взглянуть на этих воинственных дам. Индейцев очевидно забросали этими вопросами и подсказками об амазонках, и они, считая, что белый человек должен лучше их знать, передали своим семьям и своему потомству идею, что такой народ действительно существует в каком-либо отдаленном месте их страны. Последующие авторы, найдя среди индейцев следы этой легенды, приняли это уже как доказательство действительного существования амазонок»43.

Приведем, наконец, еще одно показание путешествовавшего в районе р. Амазонки в 70-х гг. прошлого века французского врача Жюля Крево (1847—1882). Крево еще раз попытался найти пресловутых амазонок и нашел действительно на р. Пару деревню, в которой жили одни женщины. «Я не сомневаюсь, — пишет Крево,— что Орельяна действительно встретился с племенем женщин, но в какое фантастическое воображение надо было пуститься, чтоб сравнить их с благородными воительницами гомеровских времен». Оказалось, однако, что обитавшие в этой деревне женщины были отвергнутые мужьями жены. " Я утратил,- заканчивает Крево свой рассказ,- мои последние иллюзии на счет легенды о прекрасных амазонках»44.

Весьма вероятно, что в тех показаниях путешественников, которые мы привели, вернее, в показаниях, данных этим путешественникам туземцами отразилась соответствующая местная фольклорная традиция.
Но, как и для других районов локализации амазонской легенды,мы имеем для Америки и непосредственные фольклорные записи.
Начать с того, что уже через пять лет после открытия Америки 1497 г один из спутников Колумба, испанский монах Рамон Пане, занявшись, по поручению самого Колумба, на Испаньоле (Гаити) собиранием туземных аравакских преданий, записал между прочим следующую легенду. В некие отдаленные времена некий Гуакугиона сказал женщинам: Оставьте ваших мужей и ваших детей и пойдем в другие страны, где будем иметь много радостей. Так он увел всех женщин на остров Матинино, там внезапно всех их оставил, а сам ушел в другое место Покинутые матерями маленькие дети, проголодавшись, стали плакать и звать своих матерей, их отцы не могли их накормить, и дети превратились в маленьких животных, имевших вид лягушек. Так все мужчины остались без женщин (следует рассказ о том, как мужчины чудесным образом вновь добыли себе женщин) 45

В известной мере близкая амазонской легенде, однако, весьма своеобразная, версия распространена среди племен Новой Мексики и Аризоны. Однажды, рассказывает легенда в племени сиа, произошла ссора между мужчинами и женщинами одной деревни. По совету вождя они разделились: женщины остались в деревне, оставив при себе грудных детей мужского пола, а мужчины перешли на другую сторону протекавшей у деревни реки, причем женщины обязались отправлять к мужчинам мальчиков как только они будут выкормлены. Женщины стали выполнять все мужские работы, а мужчины — женские. В течение трех лет и мужчины, и женщины были очень счастливы. Но мужчины охотились и имели много мясной пищи, которой женщины не имели, поэтому мужчины пополнели, а женщины похудели. Женщины рожали детей, но дети эти были совершенно непохожи на остальных сиа и, когда подрастали, обращались в великанов-каннибалов, которые стали пожирать людей своего племени. На четвертый год женщины пожелали мужчин, последние, однако, хорошо себя чувствовали и без жен. Благодаря посредничеству вождя, мужчины все же переплыли реку и вернулись к своим женам, после чего женщины в течение четырех дней вновь пополнели46. Почти аналогична легенда навахов. В других легендах навахов и племен пуэбло проходят мотивы восстания женщин, их отделения от мужчин, их противоестественных сношенений с неким водяным чудовищем и их последующего возвращения к мужчинам 47.
Переходя к Южной Америке, мы можем привести следующие записи.

Бразильский фольклорист и археолог Хуан Барбоза Родригес, работавший в семидесятых годах XIX в. в долине р. Амазонки, на р. Ямунда, как раз в той местности, к которой относятся рассказы об амазонках Орельяна и Акунья, записал со слов туземцев следующую легенду. В районе истоков р. Ямунда находится красивое озеро, посвященное амазонками луне. В определенное время года и в известную фазу луны на это озеро собираются амазонки для устройства празднества в честь луны и «матери» тех резных из нефрита фигурок, которые амазонки дарят во время встречи мужчин и которые называются «муйракитан».

Через несколько дней после начала празднества, когда гладкая и спокойная поверхность озера отражает луну амазонки бросаются в озеро в опускаются на дно, чтобы получить из рук "матери муйракитан" эти нефритовые фигурки 48.
Оригинальная версия записана американским этнографом В.Бретт в Британской Гвиане. Жена главаря, Тоэйза, недовольная положением женщин, берет себе в любовники ягуара, который ежедневно является к ней на свиданье на место купанья. В конце концов мужчины убивают этого ягуара. Тоэйза призывает своих подруг к мести. Женщины оставляют своих мужей и, вооруженные, уходят, призывая повсюду других женщин к ним присоединяться, и основывают свою общину49. Близкую приведенной сейчас версию записал немецкий этнограф исследователь Бразилии, Пауль Эренрейх. Женщины одного селения имели обыкновение в определенное время отправляться к заливу и, взяв с собой посуду, украшения и пр., устраивать там пиршество. В этом заливе жил Аллигатор, который приносил женщинам рыбу. Женщины приготовляли рыбу, пировали и возвращались домой, принося своим мужьям только скорлупу от плодов. Мужчины недоумевали, почему женщины приносят им только скорлупу, выследили женщин, отправились на тот же залив, когда женщины оставались дома, убили Аллигатора и бросили его в лесу. Женщины отправились в другой раз на свое обычное место, но Аллигатор не появлялся, и женщины нашли его труп в лесу. Исполненные гнева, женщины поспешили домой, сделали себе луки и стрелы, вызвали мужчин на поединок и убили всех мужчин, за исключением немногих, спасшихся бегством. После этого женщины поднялись вверх по реке, и с тех пор о них нет никаких известий 50.

Следующие две записи, сделанные в Британской Гвиане, принадлежат известному этнографу Уолтеру Роту. У араваков имеется легендарный цикл, рассказывающий об их похождениях в поисках волшебных каменных топоров. Одно из приключений привело араваков к деревне, в которой оказались только женщины, не видно были не только мужчин, но даже мальчиков. Старуха-главарша этой деревни заявила пришельцам, что всякий, кто проходит мимо этой деревни, обязан остаться там по меньшей мере один год, чтоб ему дозволено было продолжать свой путь. Таким образом старуха велела и им остаться, причем каждый мужчина должен взять в жены двух-трех местных женщин. Через год те, кто станут отцами девочек смогут уйти, те же от которых родятся мальчики, должны будут остаться до тех пор , пока не родятся девочки. Путешественникам пришлось остаться . Эта старуха была хитрая женщина. Она привязала к каждом у гамаку трещетку, а сама не спала всю ночь. Если она слыхала, что трещетка трещит, это было для нее знаком, что все в порядке, но если трещетки не было слышно, она подходила к этому гамаку и напоминала мужчине о его обязанностях... По утрам эти женщины ходили с луком и стрелами на охоту или отравлялись на рыбную ловлю,мужья же оставались лежать в гамаках. Прошло несколько лет, пока все араваки смогла уйти из этой деревни.

Легенда племени варрау рассказывает, как они добыли табак и стали его разводить. В былые времена табака у них не было. Taбак рос далеко в море на острове, которым назывался «Нибо-юни» («без мужчин»), потому что был населен одними женщинами. При помощи маленькой птички табак был украден с этого острова женщин 51. Как мы видели, различные авторы, писавшие об амазонках Америки, делали, начиная с Гомары, и разнообразные попытки объяснить происхождение этих американских версий. Прибавим сюда попытку известного ориенталиста Б. Лауфера доказать, что Колумб заимствовал свой рассказ об острове «Матинино» из китайских источников52. Возникшая на данную тему некоторая специальная литература, нося преимущественно обзорный характер, в объяснение американской амазонской традиции лишь повторяет уже высказанные догадки и домыслы 53.