?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Тапио - Табити
bvsv wrote in amazonky
 
Табити - богиня скифов. Автор Андрей Клименко.
 
ГЕСТИЯ, ЦАРИЦА СКИФОВ" ,Д.С.Раевский, ОЧЕРКИ ИДЕОЛОГИИ СКИФО-САКСКИХ ПЛЕМЕН, Москва 1977:

Рассматривая скифскую религиозно-мифологическую систему, мы не можем обойти вниманием божество, занимавшее, по свидетельству Геродота, ведущее место в скифском пантеоне,— богиню Табити. Решение вопроса о ее функциях, равно как и о причинах ее главенствующего положения, явилось бы существенным звеном на пути реконструкции скифской религии, а тесная связь культа этой богини с Институтом царской власти, со всей очевидностью отраженная в труде Геродота, позволяет полагать, что выяснение семантики ее образа значительно дополнит наше представление о характере связи религиозного и социально-политического моментов в идеологии скифского общества.
Из всех античных авторов лишь Геродот сообщает какие-либо сведения о Табити. Кроме того, она названа у Оригена (с. Cels., VI, 39), который, однако, ничем не дополняет данные Геродота. Данные эти при всей их краткости достаточно существенны. Они едва ли не значительнее тех, которыми мы располагаем о любом другом божестве скифского пантеона, что хорошо согласуется с утверждением самого Геродота о верховном положении Табити в иерархии скифских богов.

Богиню эту под ее скифским именем или под именем ее греческого эквивалента — Гестия — Геродот упоминает трижды. При перечислении богов, которым поклоняются скифы, он указывает, что Гестию они чтут «выше всех », и добавляет, что по-скифски она именуется Табити (Tabiti) (IV, 59). В другом месте Геродот сообщает, что «если скифы желают принести особо священную клятву, то обычно клянутся царскими Гестиями и что ложная клятва такого рода навлекает недуг на скифского царя (IV, 68). Наконец, в рассказе о скифо-персидской войне историк приводит гневный ответ царя Иданфирса Дарию, посмевшему назвать себя его владыкой: «Владыками своими я признаю только Зевса, моего предка, и Гестию, царицу скифов » (IV, 127).
Интерпретация образа Табити требует в основном ответа на три вопроса: .каковы ее основные функции в скифской мифологии и культе; какова причина ее главенствующего положения в скифском пантеоне и в чем оно проявляется; какова природа связи ее культа с царской властью.
Систематизируя содержащуюся у Геродота информацию об интересующем нас персонаже, мы можем свести ее к следующим тезисам:
1) эта богиня занимает главенствующее положение в скифском пантеоне;
2) по-скифски она называется Табити;
3) по каким-то причинам она отождествлена Геродотом с олимпийской Гестией;
4) она именуется «царицей скифов»;
5) она тесно связана с кругом представлений о царской власти. Клятва «царскими Гестиями» — высшая клятва скифов. Табити-Гестия имеет непосредственное влияние на благополучие и процветание царя;
6) она обладает некоей Множественностью («царские Гестии»).
Существующие толкования этого образа базируются прежде всего на факте отождествления Табити с олимпийской Гестией. Общеизвестно, что на Олимпе Гестия выступает прежде всего как богиня домашнего очага. Именно эта ее функция абсолютным большинством исследователей расценивается как основание для отождествления ее со скифской Табити.
По их мнению, для кочевников, какими являлись скифы в эпоху Геродота, очаг, горящий перед каждым жилищем, не только являлся источником благосостояния и здоровья [Geisau, 1932, стб. 1880] и поэтому «служил предметом почитания в каждой скифской юрте» {Жебелев, 1953, с. 33—34], но и был воплощением семейной и родовой общности [Артамонов, 1961, с. 58] 1. Такое толкование сущности образа Табити подтверждают принятой этимологией ее имени. Скифское Taбити возводится к др.-иран, tapayati — «согревательница». По мнению В. И. Абаева, это может служить свидетельством того, что «Геродот был близок к истине, отождествляя Tabiti с греческой Гиетией, богиней домашнего очага» [Абаев, 1962, с. 448].

В XXIX Гомеровом гимне, например, читаем (курсив мой.— Д. Р.):

...у людей не бывает
Пира, в котором бы кто, при начале его, возлиянья
Первой тебе и последней не сделал вином медосладким.
(Пер. В. В. Вересаева)

Эта же традиция начинать жертвоприношения именно с Гестии нашла отражение у Платона (Crat., 401d). Подобные указания есть и у других авторов (Софокла, Аристофана). Наконец, необходимо отметить, что Эврипид (Phaeth., фр. 781, строка 55) обращается к Гестии не как к богине очага, а как к «владычице огня» ( т. е. огня вообще) 3-
Та-payati можно перевести и как «пламенная» [Widengren, 1965, с. 158] 4."

В шведском источнике 17 века известна богиня Тапиатар.
Тапио
- в финской и карельской мифологии бог леса. Согласно М.Агриколе (16 век), Тапио — финское божество, посылает удачу охотникам. В лесу Тапио оставляли мелкие приношения (у пня — «стола Тапио»). В карело-финских рунах Тапио — хозяин лесной страны Тапиолы (Метсолы), изображается седобородым стариком. Его жена — Мизликки (Меттики) — хозяйка леса. . 
 
"...Связь ели с иным миром и миром духов леса определила ее место в охотничьей и гадательной магии. Н.А.Лаванен пишет, что в Карелии и Финляндии ель использовалась в качестве своеобразного жертвенного алтаря: охотник выбирал в лесу невысокую, густую ель, ветви которой смотрят вниз, в землю[35], на ветви клал ольховую щепку — это была столешница, и на этот алтарь–стол Тапио (Tapion kammen – ладонь Тапио) охотник приносил бескровную жертву — воду, пиво, вино, муку, колосья. Перед началом охоты у стола Тапио он обращался к духу с заговором:

Наведи охотника на тот остров,
На тот пригорок приведи,
Где ели с цветущими вершинами,
Осины со звенящими поясами[36].

Если охота была удачна, на алтарь–стол приносилась кровавая жертва — первый убитый глухарь. На этом столе съедалась пища, приготовленная из добычи первого дня, а остатки клали под «стол», т.е. под корни ели (жертва духу), считалось, что здесь, у корней или под корнями ели живут духи леса[37].

На «еловом столе» или на столе Тапио охотники плели силки для ловли птиц и кормили собаку, чтобы она лучше ловила белку, и делали это в Петров день, он считался поминальным праздником: Петр встречает душу умершего в «том» мире[38]. Редуцированные представления о ели как храме или алтаре сохранялись у карел довольно долго: в
д.Лошкин Наволок, где часовни никогда не было, ее заменяла ель, вокруг которой устраивались игрища, а потом порванные рубахи развешивали на ели[39]." (Ершов В.П. (г.Петрозаводск), Ель — древо мертвых

руна 14 Калевалы
А.Я Брюсов, ИСТОРИЯ ДРЕВНЕЙ КАРЕЛИИ // ТРУДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ, Москва 1940: